kahhar_786 (kahhar_786) wrote,
kahhar_786
kahhar_786

المسلمون في الشعب الروسي

Феномен русских мусульман

О русских мусульманах периодически слышно, что они более подвержены воздействию «радикальных идей», чем «этнические мусульмане». И эти слухи — не только в контексте исламофобии, но и из мусульманских источников. Давайте ответим на вопрос, в чем причина подобных высказываний. Является ли это примитивным приемом давления на новообращенных мусульман, чтобы остановить их приток в ислам, либо причина сокрыта в самих русских му'минах?

Русские и «этнические» — сходства и различия

Пойдем кратчайшим путем и сразу же ответим на вопрос: «чем, по сути, отличается русский мусульманин от нерусского?».

Конечно же средой, в которой человек рос и воспитывался с рождения. Это определяет его внутреннее восприятие мира, а также личный опыт знакомства с Исламом.

На протяжении 20-го века во всем мире наблюдался упадок религиозности и подъем атеизма. Особенно на территории Советского Союза, около 50% населения которого составляли традиционно мусульманские народы.

Поэтому многие «этнические» мусульмане в познании Ислама не особо отличалась от простых русских ребят. Разве что русским с детства внушают разными сказками и сериалами образ «басурманского» врага. А по большому счёту равнодушие к религии (исламу, христианству и другим) было примерно одинаковым у всех. Так в чём же разница при «возвращения в ислам» тогда? А она ведь есть…




Ностальгия

Когда этнический мусульманин проявлять интерес к исламу, зачастую это бывает связано с ностальгией. Вполне возможно, что ему запомнились эпизоды из прошлого. Как бабушка рассказывала что-то из истории их народа. Может быть, молодой человек видел кого-то из старшего поколения делающим намаз. Казалось бы, мелочь, но она может глубоко укорениться в подсознании человека (особенно ребенка) и образ праведного предка, совершающего в углу комнаты поклонение Господу, долгие годы будет оставаться в его памяти. Человек может даже не осознавать, чему поклоняются, но сам факт существования Того, что недоступно для глаз, достойного поклонения, несомненно, будет воспринят, и западет глубоко в душу. Возможно, в памяти человека остался голос муаззина, призывающего к намазу. Здесь много возможных вариантов. И вырисовывается следующее: при возвращении к Исламу «этнического» мусульманина (который, по сути, только назывался мусульманином, даже не представляя, что означает это слово) довольно большой вклад имеет фактор «ностальгии». Начиная делать намаз, поститься, углубляясь в историю Ислама, «этнический» мусульманин возвращается к своим корням. При этом он тяготеет к следованию за своими предками, традиционной религии своего народа и т.п.

Даже в этом самом благоприятном случае, возвращение к Исламу связано с некоторыми сложностями. Конечно же, одна из них связана с информационным пространством, в котором мы живем. Часто человека, начавшего жить по Сунне, подозревают в «ваххабизме» и видят в нем потенциального террориста или члена какой-то «исламистской» секты. Но это не единственная сложность. Другая, возможно, наиболее серьезная, кроется в самой человеческой природе. Любому человеку трудно делать серьезные изменения в своей жизни, тем более, когда в результате этих изменений ты противопоставляешь себя всему окружающему миру людей.

Как представитель «этнических» мусульман, поделюсь своим опытом возвращения к Исламу.


Волевое решение

Общее представление об омовении и намазе у меня было довольно давно, как и знание альхамда и къулгьу. Но среди моих знакомых не было ни одного, кто бы делал намаз. Поэтому для меня этот обряд поклонения был чем-то полусказочным и далеким, вроде езды на верблюде или лазания по банановой пальме. Пару раз после бани, находясь в состоянии омовения и одиночестве, я совершал намаз ночью, так, что никто не знал об этом. Еще один раз я делал намаз, когда пришлось ночевать одному на даче, где кругом был лес, и было жутко.

Иногда я вспоминаю тот день, когда впервые в жизни, в обычной домашней обстановке, внезапно для самого себя, я бросил все дела и пошел делать омовение. Так как я жил в частном доме, мне пришлось взять тазик и чайник с водой и умываться, поливая одной рукой на другую и распределяя воду по рукам, лицу и ногам. Казалось бы, что здесь такого! Взять тазик и делать омовение! Но я помню, как невидимые цепи сковывали мое тело, затрудняя движения, до последнего заставляя отказаться от задуманного. А внутри было беспокойство: «А вдруг кто-нибудь зайдет в комнату и начнет расспрашивать с ухмылкой на лице: «А зачем это тебе тазик? А что это ты делаешь?». Сейчас, когда позади уже годы жизни в Исламе, этот эпизод жизни кажется скорее комическим. Но в тот день это был по-настоящему волевой поступок.

И все это происходило на относительно благоприятной почве. Так как я являюсь «этническим» мусульманином, никто бы не стал осуждать меня за намаз, скорее, наоборот, похвалили бы, погладили бы по головке и т.д. Но страх перед большими переменами лежал грузом на скованной личности «российского гражданина». И только лишь милость Аллаха позволила всем сердцем обратиться к Исламу и переделать свое сознание в соответствии с Таухидом.


Без вины виноватые

Теперь представьте себе русского человека, который принимает Ислам! Только подумайте, сколько мужества от него требуется, чтобы сделать это! Он не просто меняет в корне свой образ жизни, и не просто опасается, что кто-то застанет его за тазиком с водой, делающим омовение и посмеется над ним. Нет! Этот человек почти на 100% оказывается преступником – хотя мог никогда не нарушать закона, вероотступником — притом, что доселе не принадлежал ни какой религии, предателем своего народа, который давно уже предал себя сам, опасным сектантом, «террористом», «ваххабистом» и т.д. И все это русский мусульманин может олицетворять в себе не для каких-нибудь гадких журналистов-исламофобов, которые не упустят возможности поиздеваться над ним, а для самых родных и близких людей, которых видел и слышал, будучи еще в пеленках и за которыми повторял первые в своей жизни слова!

Может быть, кто-то скажет: «ну и что, что родные и близкие против, а друзья не понимают, зато есть много братьев — мусульман, которые всегда готовы поддержать». Это не совсем верно. Во-первых, братья-мусульмане появляются в жизни новообращенного только спустя некоторое время, и пока это не произойдет, его единственным другом остается Аллах, под незримой поддержкой Которого он скитается в океане куфра, быть может, даже не догадываясь, где находится мечеть в его городе. Во-вторых, как бы там ни было, тоска по родственникам, чьи сердца слепы, преследует человека.


Возврат в ислам, чтобы его соблюдать

Русский, принявший Ислам, словами «Ля иляха илла Ллах, Мухаммада р-расулу Ллах» порывает не только со своим личным прошлым, но и со всей историей своего народа (в то время как «этническому» мусульманину, как минимум, кажется, что он стал ближе к своему народу). Это очень серьезный шаг, в результате которого образуется огромный дисбаланс во внутреннем мире человека. Стремление восстановить внутреннее равновесие приводит новообращенного мусульманина к интенсивному и осознанному изучению Религии. Благодаря этому внутренний дискомфорт очень быстро проходит. Но при одном условии: полученные знания необходимо реализовать на практике. Благодарность Всевышнему Аллаху, который улучшил положение человека требует от него проявления верности и соблюдению обязанностей перед Господом, к Которому предстоит возвращение. Судя по всему, так все и происходит, а Аллах знает об этом лучше.

Один русский брат-мусульманин из Москвы рассказывал, что во время хаджа (2005 кажется), был проездом в Дагестане. И кто-то из местных жителей, увидев его жену в хиджабе, сказал: «О! Русская, наверное. Наши так не закутываются, в основном просто на голову косынку накидывают».

На фоне постсоветского упадка Ислама в России подобные случаи происходят довольно часто. Действительно, ведь среди «этнических мусульман» можно найти много мужчин, не делающих намаз, девушек не носящих хиджаб и т.д. В то время как среди русских мусульман процент небрежных к религии людей намного меньше – ведь русские принимают ислам не для того, чтобы продолжать вести старый образ жизни, а чтобы его изменить. Думаю, в этом и кроется причина обвинений русских мусульман в повышенном уровне «экстремизма».


P.S.

Когда я показал эту статью одному русскому брату, он одобрил её и сделал несколько замечаний. Среди них, например, было следующее: «Знаешь, брат, я не считаю это общество за русское. Вот я видел недавно передачу про староверов, которые живут в лесах за счет натурального хозяйства и сохранили нравственность. Наверное, их можно назвать русскими. А эти, что вокруг нас…. Вообще не понятно, какой они нации – одним словом, безбожники, которые деградируют день ото дня…. А насчет «порывания со своим народом», как ты пишешь, не уверен. Лично у меня после принятия Ислама стало очень приятно на душе от ощущения того, что я вернулся к своим корням и присоединился к своим праведным предкам».

 
http://shurahura.com/blog/hijra/105.html

Tags: даават, новые мусульмане, русские мусульмане
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments